Арль ван Гога

Арль ван Гога - терраса кафе в Арле

Терраса кафе в Арле, 1888.

В Париже Винсент ван Гог открыл цвет. До этого он пользовался классической, черно-буро-землистой палитрой. И работы импрессионистов, полные света и цвета стали для него открытием. Затем ван Гог открыл японскую гравюру. И понял, что пастельные цвета Парижа для него слишком тусклы.

Ему хотелось «помериться кистью с солнцем».

И в 1888 году ван Гог отправляется на юг, в Арль (об Арле ему рассказал Тулуз-Лотрек) — искать Японию. В Арле художник провел меньше года, но как раз там окончательно сложился его неповторимый стиль — воспрепятствовать этому не смогли даже самоуверенные поучения Гогена (трудно не быть самоуверенным, когда ты можешь, например, просто схватить старшину французского военного флота и окунуть его головой в чан). Но история «Южной мастерской» довольно хорошо известна и неоднократно описана. А вот каким был город, в который приехал ван Гог? Каким был Арль?

Арлезианка

Арлезианка — конец XIX века.

Кое-что можно увидеть на картинах ван Гога («Желтый дом», «Звездная ночь над Роной», «Терраса кафе в Арле» (выше)). Что к этому можно добавить?

Арль расположен на самом юге Франции. До моря недалеко — около 35 километров. За два-три часа на дилижансе ван Гог мог добраться до рыбацкой деревушки Сен-Мари-де-ла-Мер — он там рисовал лодки и море: «Средиземное море точно макрель, его цвет все время меняется, оно то зеленое, то лиловое, а может быть, синее, а секунду спустя его изменчивый отблеск уже стал розоватым или серым… Однажды ночью я совершил прогулку по пустынному берегу. Мне не было весело, но и не скажу, что грустно, — это было прекрасно. На темно-синем небе пятна облаков: одни еще более темного цвета, чем густой кобальт неба, другие более светлые, точно голубая белизна Млечного Пути. На синем фоне искрились светлые звезды — зеленоватые, желтые, белые, розовые, более светлые и переливчатые, чем у нас и даже чем в Париже, — ну поистине драгоценные камни: опалы, изумруды, ляпис-лазурь, рубины, сапфиры. Море — глубокий ультрамарин, берег, как мне показалось, фиолетовый и блекло-рыжий, а кустарник на дюне (дюна — пять метров высотой) — цвета синей прусской» — писал он брату.

Арль был небольшим городом — во времена ван Гога в нем жило около 25 000 жителей. Кроме того, там стоял полк зуавов. Жительницы Арля — арлезианки — считались одними из самых красивых женщин во Франции.

Вид Арля, начало XX века

Вид Арля, начало XX века.

Жил Арль в основном сельским хозяйством: в окрестностях Арля выращивали зерно, а в близлежащем Камарге (заболоченные луга в дельте Роны) — выпасали скот. Камаргские лошади считались одними из лучших во Франции. В самом Арле было множество садов и огородов.

Арльская промышленность ограничивалась железнодорожными мастерскими и местными ремесленными промыслами.

Амфитеатр в Арле

Древнеримский амфитеатр в Арле — приблизительно через 15 лет после ван Гога.

Так же Арль был одним из самых древних французских городов — за 800 лет до нашей эры на месте Арля существовало лигурийское поселение, затем финикийцы основали там торговый пост, а в 123 году до н. э. поселение захватили римляне. При римлянах город расцвел; в 330 году Арль стал резиденцией архиепископа — после этого его население достигло очень внушительного по тем временам числа в 40 000 человек. В раннем средневековье он стал столицей Бургундского королевства, каковой — формально — оставался до 1378 года; затем он был присоединен к Франции и стал тихим провинциальным городком. Каковым и оставался во времена ван Гога.

монастырь святого Трофима

Монастырь святого Трофима, построенный в конце XII — начале XIII веков.

Древность оставила Арлю немало туристических достопримечательностей: древнеримский амфитеатр (рассчитанный на 25 000 зрителей), монастырь и церковь святого Трофима (этот святой был уроженцем Арля и первым его епископом), древнеримский театр, античный некрополь, римские термы, ратушу (построенную в 1672 году самим Мансаром) и даже египетский обелиск. Также в Арле был музей — особенно славилась находящаяся в нем статуя «арльской Венеры». Ван Гогу, впрочем, ни музей, ни статуя не понравились. Не понравились ему и местные художники — мировой судья и бакалейщик.

Арль - площадь Форума

Арль, площадь Форума. Во времена ван Гога статуи (которая справа) ещё не было — памятник провансальскому поэту Фредерику Мистралю был поставлен в 1909 году.

До сих пор не ясно, что за кафе изобразил ван Гог. Определенно, это центр Арля — площадь Форума. Улица… по всей вероятности, это Рю-де-Пале, Дворцовая улица. Возможно, это кафе «Альказар»: он снимал при нем комнату, уже рисовал до этого его интерьер, да и это было второе его любимое кафе в Арле — после привокзального заведения «мамаши Жину». Кроме того, оно было круглосуточным и располагалось всего в десяти минутах ходьбы от его мастерской (изображенной на картине «Желтый дом»).

Арль - древняя колонна

Еще один вид площади Форума. Обратите внимание на колонну в центре: дело в том, что местные жители без стеснения использовали части ветшающих римских построек для строительства собственных домов.

Еда, кстати, была в Арле очень недурна. Лет за тридцать до приезда ван Гога в Арль вернулся некий Готье, служивший поваром у лорда Солсбери. Заработанные в Британии деньги он вложил в покупку гостиницы с рестораном на площади Форума. За плитой стоял он сам — и этим довольно высоко поднял стандарты местного общепита. Традиции высокой кухни, обилие южных овощей и фруктов, прекрасная баранина из Камарга и свежая рыба со Средиземного моря, объединившись, дали великолепный результат. Правда местное вино было не из лучших…

Ночное кафе, 1888 (интерьер кафе

Ночное кафе, 1888 (интерьер кафе «Альказар»). Ван Гог хотел в этой картине передать атмосферу «…места, где можно сойти с ума или совершить преступление…».

На развлечения ван Гог времени не тратил — он практически все время работал. Только после приезда Гогена и по его настоянию было установлено строгое расписание с ежевечерним стаканчиком абсента и еженедельным посещением «квартала красных фонарей».

Но самым главным для ван Гога были яркое южное солнце и яркие южные цвета. Он пишет: «…я в полной мере понял, как важно остаться на юге и уяснить, что необходимо добиться еще более интенсивного цвета…» Для него «будущее нового искусства — на юге». Был ли он счастлив в Арле?Наверное, да — по крайней мере, когда работал. Но на стене своей комнаты он уже написал: «Я дух святой, я здрав душой»…

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.