Как вернуть назад одолженные деньги

Как вернуть одолженные деньгиКак вернуть назад одолженные деньги? Это всегда нелегко. И чем влиятельнее должник — тем сложнее. Но не зря Фридрих Великий считал историю самой нужной наукой — в прошлом всегда найдётся пример решения любой проблемы.

Почти триста лет назад лорд Бат — личность ничем не примечательная, но относящаяся к привилегированному сословию — одолжил у некоего торговца 800 фунтов стерлингов (по тем временам это была довольно серьёзная сумма, которой джентльмену хватило бы на два-три года вполне обеспеченной жизни). И, разумеется, отдавать совершенно не собирался — не взирая на многочисленные письменные просьбы и напоминания. Оценив ситуацию, торговец решил встретиться с его лордством лично.

В дом к высокой персоне торговца, конечно, слуги не пускали. И наш заимодавец пошел другим путём: он подстерёг лорда во время визита к собрату аристократу. Когда лорд Бат поднялся на широкие ступени роскошного дворца — он наткнулся на заимодавца. И заимодавец завопил во весь голос — так, что его слышали на всей улице:

— Когда вы отдадите мне восемьсот футов, которые у меня одолжили!

— Тише, тише! Зачем так кричать, кругом же люди… — ответил лорд. — Зайдите ко мне завтра в десять утра и я верну вам деньги, только не надо об этом орать на весь Лондон.

Утром торговца, разумеется, к его лордству не пустили — дворецкий сообщил, что «не велено» и вообще никого нет дома. Наш торговец расстроился, но не сдался. В следующий раз он поджидал сиятельного владетеля Бата возле церкви. Войдя вслед за ним, упрямый заимодавец уселся рядом с лордом на скамье.

— Отдай мне мои деньги. — громко и решительно сказал он.

Лорд отодвинулся. Торговец придвинулся.

— Отдай мне мои деньги.

Лорд отодвинулся опять. Торговец не уступал — пока не оттеснил высокопоставленного должника на самый край скамьи. Тем временем началась проповедь. И посвящена она была — прямо как на заказ — алчности. Когда священник провозгласил «Будут прокляты те, кто копит богатство!», торговец встал, указал на лорда Бата и возопил:

— Господи! Посмотри на него — он копит богатство; он занял у меня восемьсот фунтов и не желает их отдавать!

На следующий день лорд Бат собственнолично пришел с деньгами к торговцу прямо в контору.

12 фактов о Григории Потёмкине

12 фактов о Григории ПотёмкинеГригорий Александрович Потёмкин-Таврический — одна из самых заметных фигур в истории Российской империи XVIII века. Полководец, администратор, государственный деятель, морганатический супруг Екатерины II, любитель музыки и женщин, оригинал — он поражал современников масштабом и противоречиями своей натуры: он мог демонстрировать чудовищную энергию — и мог неделями так же чудовищно лениться; мог поражать сотрапезников количеством съеденного и выпитого — и мог проводить длительное время в посте и молитве… Вот несколько не самых известных фактов о нём:

  1. Гриша Потёмкин происходит из смоленской шляхты, в детстве он дома разговаривал по-польски. В XVII веке род сменил польскую фамилию Потемпские на русифицированный вариант — Потёмкины.
  2. Единственный его прославившийся родственник (Пётр Потёмкин) был первым российским послом в Испании и Франции, выполнял дипломатические поручения при других дворах и запомнился в Европе благодаря исключительному хамству и такой же жадности.
  3. В окружение Екатерины Потёмкин попал благодаря тому, что умел хорошо рассказывать анекдоты и вышучивать придворных. Не без значения было и то, что он регулярно участвовал в развлечениях братьев Орловых (один из них был любовником Екатерины) — игре, выпивке и походах по борделям.
  4. В 1769 году Потёмкин добровольцем отправился на русско-турецкую войну, где отличился и личной храбростью, и командирскими способностями.
  5. Общество возмущали романы Потёмкина со своими племянницами, сёстрами Энгельгардт: с тремя из них (Александрой, Варварой и Екатериной) он спал точно, с одной — точно не спал, ещё две — вызывают сомнения.
  6. Одним из лучших друзей Потёмкина был Йошуа Цейтлин, еврейский купец и богослов. Он давал Светлейшему советы в области финансов и управления. Результатами этой дружбы стали, между прочим, официальное постановление, запретившее называть евреев «пархатыми» и Израильский конный полк русской армии.
  7. Иеремия Бентам, известный английский философ и родоначальник утилитаризма, был управляющим в имении Потёмкина. Служил Потёмкину и его брат, Сэмюел (по поручению Светлейшего он добрался до самого Китая).
  8. Потёмкин запретил бить солдат и тщательно следил за тем, чтобы они ежедневно получали горячую еду и водку. Современники считали это опасными поблажками.
  9. Оркестр Потёмкина состоял из 100 человек; его личная канцелярия (через которую он управлял своими поместьями и подчиненными ему губерниями и войсками) — 50 человек.
  10. Потёмкин собирался пригласить к себе на службу Моцарта — дирижировать оркестром; композитор умер, не успев воспользоваться приглашением.
  11. Во время лихорадки, которая свела Потёмкина в могилу, он съедал на обед окорок, копченого гуся и несколько цыплят, обильно запивая это квасом и вином. Когда он начинал потеть — он приказывал вылить себе на голову десять бутылок одеколона.
  12. В Чижево — на родине Потёмкина — крестьяне перекопали всё кладбище в поисках сокровищницы Светлейшего, выкопав из могил останки его сестёр.

Череп маркиза де Сада

Череп маркиза де СадаСо знаменитым маркизом де Садом при жизни случалось множество удивительных приключений — войны, тюрьмы, романы, революции, скандалы, побеги… После его смерти с ним случались истории не менее удивительные. Точнее с его черепом.

Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада похоронили в 1814 году на кладбище в Шарантоне — психиатрической лечебнице. Но через несколько лет понадобилось эксгумировать какие-то тела как-раз на том участке, на котором был похоронен скандальный аристократ. Выкопали и маркиза де Сада.

Некоему молодому доктору Рамону пришла в голову мысль завладеть черепом знаменитости — в виде сувенира. Потом череп попал к френологу (френология — это весьма сомнительная, но весьма когда-то популярная наука, которая бралась определить психические свойства и характер человека по шишкам на его черепе) Шпурцхайму. Специалист осмотрел череп и сделал квалифицированное заключение: владелец черепа был человеком доброжелательным и религиозным — типичный, дескать, череп священнослужителя.

Потом череп исчез. Предположительно он попал в США. Гипсовые слепки с него попали в Америку точно — причем в большом количестве. Их отправляли в самые разные учебные заведения — где по этим слепкам изучали анатомию и (конечно) френологию. И студенты Нового Света долго изучали шишки, свидетельствующие о добросердечии и религиозности по черепу маркиза де Сада — великого грешника, садиста и скандалиста.

12 фактов о Льве Толстом

12 фактов о Льве Толстом

  1. У Льва Толстого (и трёх его братьев) было одиннадцать учителей (не считая учителей танцев). Они стоили 8304 рубля ассигнациями в год. Предводитель этой всей педагогической своры, 25-летний француз Сен-Тома, был твёрдо уверен в том, что у маленького Лёвушки нет ни стремления к учёбе, ни способностей.
  2. Первый сексуальный опыт Толстой получил в 16 лет в публичном доме, куда привели его братья. Спустя многие годы он рассказывал секретарю, что стоял перед кроватью и плакал от испуга.
  3. Толстой в молодости регулярно проигрывал немалые суммы в карты. Часто играл в долг — и чтобы расплатиться вынужден был продавать крестьян.
  4. Первые произведения, которые он хотел написать, должны были называться «Разное», Что нужно для счастья на Руси?» и «Изучение нравов русского народа». В скором времени к ним прибавились «Заметки, касающиеся ведения домашнего хозяйства». Ни одна из этих книг не была закончена.
  5. Толстой едва не подрался с Тургеневым на дуэли — они разошлись во взглядах по поводу  благотворительности.
  6. Предложение Софье Берс Толстой делал в письменном виде. Вручил он его только потому, что Татьяна, сестра Софьи, во время пения взяла верную ноту — писатель загадал, что вручит предложение Софье только если её сестра не сфальшивит во время пения.
  7. Перед свадьбой Толстой заставил невесту, Софью Берс, прочитать свои дневники. Дневник включал описание амурных похождений с крестьянками и предыдущих романов, эротические фантазии и нравственные терзания.
  8. Толстой страдал от ревматизма, кишечных расстройств, зубных болей, обмороков, малярии, тромбофлебита и тифозной лихорадки. Он также перенес несколько микроинсультов. Кроме этого у него были «слабые нервы».
  9. Писатель очень боялся смерти — случалось так, что он не спал ночами от страха.
  10. Во время страшного голода 1891 года Толстой без особого энтузиазма отнесся к идее помощи голодающим, мотивируя это тем, что «…добрых дел нельзя делать вдруг по случаю голода… Доброе же дело не в том, чтобы накормить хлебом голодных, а в том, чтобы любить и голодных, и сытых. И любить важнее, чем кормить, потому что можно кормить и не любить, то есть делать зло людям, но нельзя любить и не накормить…».
  11. Толстой был не очень высокого мнения о «Войне и мире» и «Анне Карениной». Когда кто-то в его присутствии похвалил эти романы, он возмутился: «Это всё равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: «Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку». Я приписываю значение совсем другим своим книгам».
  12. Толстой считал, что надо быть абсолютно честным во всём. Только благодаря этому мы знаем большинство из приведенных здесь фактов.

Кошмар Карло Гоцци

Кошмар Карло ГоцциЗнаменитый итальянский (точнее, венецианский) драматург Карло Гоцци (1720-1806) точно знал, в чём причина его неприятностей.

«…вместо жалованья, вместо пенсионов и пожертвований я бы предпочел, чтобы черти, духи и прочие потусторонние невидимые враги человека, оставались запертыми в горшке, куда их заключил царь Соломон. К сожалению, ученые нашли горшок и сняли крышку. Отсюда происходят все мои неприятности».

Дело было в том, что во многих своих пьесах («Принцесса Турандот», «Весёлые нищие» и т. п.) беспечный Гоцци выводил всяких потусторонних существ — фей, джиннов и прочих. Им это, судя по всему, активно не нравилось. И они — после того, как писатель проигнорировал недвусмысленные предупреждения в виде мигреней и пропажи голоса у актёров — начали мстить.

Первый удар потусторонние силы нанесли на премьере «Короля джинов». Направлен он был на новые шелковые панталоны. Сперва Гоцци обуял неизъяснимый и беспричинный ужас. Потом какая-то бестелесная сущность толкнула его под руку — следствием стало то, что целая чашка горячего крепкого кофе вылилась на нижнюю часть гардероба драматурга. Он попытался спастись бегством в комнату актёров — но духи подставили ему на тёмной лестнице ножку, он упал, зацепился за гвоздь и несчастные штаны были разорваны. При этом какой-то голос нашептывал ему: «Не следовало тебе ставить «Короля джиннов»! Как бы ты в этой дерзости не раскаялся!»

Это происшествие подвигло литератора на рефлексию:

«До сих пор спрашиваю себя, не заслуживаю ли я действительно порицания за то, что общался несколько легкомысленно с существами, которые имеют право на наше уважение, хотя лишены тела. Есть определённые требования вежливости по отношению к разуму. Форма, объем и плотность необходимы для выполнения этих обязанностей, потому что нельзя требовать, чтобы вы целовали руки, обнимали колени духа, у которого нет ни рук, ни ног. Духи, понимая эти трудности и уступая нашей слабости, никогда не упускают случая временно принять человеческую форму, когда хотят засвидетельствовать свою покорность; но именно потому, что мы не можем выразить наше уважение внешними знаками, они могут придавать больше значения внутреннему чувству благоговения и разражаются гневом по отношению к неосторожному, который бравирует своим легкомысленным поведением. Христианская заповедь о возвращении кесарю кесарева, не предписывает ли человеку оказывать больше уважения существам невидимым, более могущественным, чем сам Цезарь?»

Увы, извинения не были приняты. Духи продолжали мстить. И Гоцци решил сопротивляться. И не напрасно.

«Феи поняли опасность, угрожающую им, они угадали мои мысли и не смели предаваться своей страсти из-за опасения потерять самих себя. Вместо того, чтобы поразить меня каким-нибудь большим несчастьем, что раздразнило бы мой поэтический язык, они удовлетворили свою обиду тысячей мелких беспрестанно повторяющихся уколов, прозаических невзгод, к которым театральное искусство не могло приспособиться, но которые отравляли всю мою жизнь».

Но мелких неприятностей хватило бы, по признанию писателя, на толстый том.

Во-первых Гоцци начали регулярно принимать за кого-то другого. Ещё Бог с ним, если его путали с неким сенатором и благодарили, скажем, за освобождение сына из тюрьмы. Но когда его начали путать с импресарио венецианской оперы (Микеле делл’Агата)… Бедняге приходилось передвигаться по городу в сопровождении певиц, танцовщиц и актёров, требующих ангажемента; выслушивать нелицеприятные мнения о последней постановке; объяснять, почему он не может дать контрамарочку… жуть, в общем. А когда его перестали признавать уже знакомые…

«…я пересекаю мост Св. Лаврентия и встречаю на этом мосту знаменитого профессора астрономии Тоальдо, которого я отлично знаю и который меня знает очень хорошо. Я приветствую его. Он смотрит на меня, серьезно снимает шляпу и говорит: «Привет, Микеле!». Затем идет своей дорогой и направляется по своим делам, как если бы он сказал что-то совершенно обыкновенное. Эта общая настойчивость меня удивляет: у меня кружится голова; я спрашиваю себя, не Микеле ли я на самом деле и не является ли недоразумением то, что я считаю себя Карло Гоцци. К счастью, Микеле не имел врагов, и никто не собирался ему мстить».

Дальше было ещё хуже:

«…я прогуливался по этой площади в поисках свежести, беседуя с патрицием Франко Гритти. Вдруг слышу голос, кричащий мне в уши: «Что ты здесь делаешь в такой час? Почему бы тебе не пойти спать, ты, осел?» Одновременно я получаю сзади пару крепких пинков. Я поворачиваюсь в ярости, готовый драться, и вижу сеньора Андреа Градениго, который рассматривает меня внимательно и рассыпается в извинениях, говоря, что принял меня за Данило Цанки. Я принимаю извинения по поводу именования меня ослом и пинков, но спрашиваю, по какому случаю он удостоил Данило конфиденциями такого рода. Сеньор Градениго отвечает мне, что он интимнейшим образом связан с Цанки, и хотел сыграть с ним злую шутку, к которой не имели никакого отношения ни эти удары, ни мой зад».

Во-вторых феи заставляли несчастного Карло Гоцци постоянно мокнуть. «…никогда или почти никогда неожиданный дождь или гроза не падали на город без того, чтобы я был вне дома и без зонтика» — жалуется он. А уж то, что как только он находил место, в котором можно было спрятаться от дождя, дождь прекращался — окончательно вгоняло беднягу в депрессию.

В третьих духи не давали Гоцци побриться. Стоило ему намылить щёки — как появлялся визитёр, притом достаточно уважаемый — чтобы нельзя было просто так выставить его за дверь. Точно то же происходило и тогда, когда писатель изъявлял желание поработать — с той лишь разницей, что в этом случае посетитель был не только уважаем, но ещё скучен и зануден.

Но самое ужасное происходило в момент мочеиспускания:

«Всегда, когда некие мелкие неприятности, на которые природа нас осудила, заставляли меня искать на улице уединённый угол, враждебные демоны не смущались направить мимо меня какую-нибудь прекрасную даму; или открывалась дверь, и я видел выходящую из нее целую компанию, к вящему огорчению моей скромности. О, Король джиннов, как хватает у вас стыда так низко пасть в вашей злобе?»