300 000 кошачьих мумий

Кошка на болоте, Бени-ХасанВ 1888 году в древнеегипетском скальном некрополе Бени-Хасан было обнаружено огромное количество мумифицированных кошек. Около 300 000 кошачьих мумий. Почти все они были распроданы по 18 с небольшим фунтов стерлингов за тонну, вывезены в Англию, размолоты в порошок и использованы в виде удобрения.

На рисунке — фрагмент росписи из гробницы Хнумхотепа II (находящейся в том же Бени-Хасане), именуемый «Кошка на болоте». Умер Хнумхотеп предположительно около 1875 года до нашей эры, так что этому изображению кошки без малого 4000 лет.

Дуэль между княжной Паулиной Меттерних и графиней Кильмансегг

Дуэль между Паулиной Меттерних и графиней КильмансеггЧто вам представляется при слове «дуэль»? Гусары? Строгие джентльмены в цилиндрах? Что ж… действительность может превзойти любые фантазии. Что скажете о дуэли между княжной Полиной Меттерних и графиней Кильмансегг?

В 1892 году в Вене должна была пройти Музыкальная и Театральная Выставка. 56-ти летняя княжна Паулина Меттерних (урождённая Шандор де Славница, внучка того самого Меттерниха, жена сына того самого Меттерниха и светская львица) была почётным президентом этой выставки. А 32-летняя Анастасия Кильмансегг (урождённая Лебедева, жена графа Эриха фон Кильмансегг, штатгальтера Нижней Австрии) была председателем Женского Комитета той же выставки. И у дам возникли некоторые разногласия по поводу декораций — что-то связанное с цветами. После короткой словесной перепалки леди согласились урегулировать конфликт при помощи дуэли.

Дуэль состоялась в 10-х числах августа 1892 года, в Вадуце (столице княжества Лихтенштейн). Секундантками были графиня Кински и княжна Шварценберг-Лихтенштейн. Врачом и распорядителем дуэли выступала баронесса Любинская (бывшая, кстати, дипломированным доктором), специально ради этого вызванная из Варшавы.

Именно баронессе Любинской принадлежала идея драться топлесс — она мотивировала это тем, что ткань, попавшая в рану, может занести в организм инфекцию. Надо заметить, что баронесса была не только одной из немногих в те времена женщин, получивших диплом врача, но и сторонницей далеко не общепринятых на тот момент идей доктора Листера, основоположника хирургической антисептики.

Дуэль началась двумя безрезультатными схватками; в третьей же схватке яростный выпад княжны Меттерних достиг носа графини Кильмансегг. Княжна, увидев кровь, выронила шпагу и бросилась на помощь графине, но та — по видимому неверно оценив ситуацию — ударила княжну шпагой в руку. Княжна вскрикнула; услышав крик к месту дуэли бросились кучера и лакеи, ожидавшие в некотором отдалении (ожидавшие, повернувшись спиной к происходящему — ведь дамы были топлесс). Увидев двух полуобнаженных леди, мужчины несколько… остолбенели; были названы похотливыми тварями; и — через миг — отступили под градом ударов, нанесённых зонтиком баронессы Любинской.

Она же (баронесса Любинская) оказала пострадавшим необходимую медицинскую помощь — благо оба ранения оказались лёгкими. Придя в себя, дуэлянтки обнялись и помирились; победительницей была признана княжна Меттерних; а цветочные украшения Венской Театральной и Музыкальной Выставки (которые в итоге были разработаны дамами совместно и в добром согласии) удались на славу и получили полнейшее одобрение зрителей.

Если же вас интересует, кто есть кто на картинке, то знайте: княжна Меттерних — брюнетка, графиня Кильмансегг — блондинка, а баронесса Любинская — в чёрном платье.

Девица О’Мёрфи

Девица О’МёрфиСвоей известностью девица О’Мёрфи обязана трём людям: Франсуа Буше её нарисовал, Казанова о ней написал, а Людовик XV сделал её своей любовницей (хотя не исключено, что любовницей короля её сделала фаворитка короля, мадам Помпадур; а участие Людовика XV в её судьбе ограничилось несложными постельными физическими упражнениями).

В общем жизнь Мари-Луизы О’Мёрфи напоминает какой-нибудь плутовской роман (последние книги «Жиль Бласа из Сантильяны» вышли за десять лет до её рождения, а Вольтеровский «Кандид» — через десять лет после). Последуем и мы достойному примеру классиков и начнём наше повествование о будущей звезде «Оленьего Парка» с её родителей.

Семья О’Мёрфи заложила прочное основание для будущего преуспеяния своей дочери. По слухам произошло это почтенное семейство из ирландских беглых якобитов, хотя и её отец, и её дед подписывались просто «Морфи». Отца звали Даниэлем, а мать — Маргаритой Ики. И отец её, и мать обладали немалыми (и оценёнными по достоинству) талантами: отец был посажен в Бастилию за кражу дипломатических документов у своего патрона, а мать — числилась среди поступивших в Сальпетриер (специальное заведение для проституток) в результате жалобы некоей дамы и её развратного племянника на совершенную двумя девицами лёгкого поведения кражу. Можно так же отметить, что маман Мари-Луизы была известна в определённых кругах под прозванием «Англичанка». Достойный пример трудолюбивых родителей не пропал втуне для их многочисленного потомства (пять дочерей и два сына): в докладе полицейского инспектора, надзирающего за проститутками, сёстрам О’Мёрфи посвящено три страницы.

К этому времени нашей героине, Мари-Луизе, было уже почти шестнадцать лет. Она родилась 21 октября 1737 года и была самым младшим ребёнком в семействе Морфи. Читать дальше

Семь покушений на королеву Викторию

Семь покушений на королеву ВикториюКоролеве Виктории принадлежит не только британский рекорд длительности правления, но и мировой рекорд среди женщин по количеству пережитых покушений. Всего было совершено восемь попыток убийства Её Величества семью злоумышленниками.

Семь покушений на королеву Викторию

10 июня 1840 года её попытался убить Эдвард Оксфорд, безработный. Он выстрелил в королеву (она, кстати, была на четвёртом месяце беременности) из двух пистолетов по очереди, но оба раза промахнулся. Суд оправдал его по причине невменяемости.

29 мая 1842 года её попытался застрелить во время возвращения из церкви некий Джон Фрэнсис. Он выстрелил в королеву из пистолета, но оружие дало осечку. 30 мая, на следующий день, он решил повторить попытку. К счастью, муж Виктории, Альберт, заметил его во время первого покушения — и полиция была наготове. Тем не мене, Фрэнсис успел выстрелить, но… забыл зарядить пистолет. Мотив покушения так и не был выяснен, незадачливый киллер был приговорен к повешению, которое заменили на высылку в Австралию.

3 июля 1842 года в Викторию выстрелил Джон Вильям Бин. Покушение не представляло особой опасности — пистолет был заряжен жеваной бумагой и мусором. На вопрос о мотивах его действий, Бин ответил, что «устал от жизни». Стрелок получил 18 месяцев тюрьмы за нарушение общественного спокойствия.

19 мая 1849 года попытку покушения совершил безработный выходец из Ирландии Уильям Гамильтон. Увидев проезжающий мимо экипаж королевы, он поднял пистолет, но был тут же схвачен. Как оказалось, в пистолете не было пули; поэтому Гамильтон отделался семью годами поселения в Австралии. Высказывалось мнение, что бесплатный билет к антиподам как раз и был истинной целью этого покушения.

27 июня 1850 на Викторию напал джентльмен — богатый, элегантный и несколько эксцентричный. Звали его Роберт Френсис Пате. Он подошел на Пикадилли к королевскому экипажу и огрел венценосную особу, встающую с сиденья, тростью с латунным набалдашником по лбу. Королева упала обратно, потеряв шляпку, но через несколько минут пришла в себя и отправилась в оперу. Джентльмен был схвачен и сослан в Тасманию, а свои действия объяснил тем, что «…чувствовал себя несколько подавленным».

29 февраля 1872 года в королеву опять стреляли из пистолета. 17-летний ирландский националист Артур О’Коннор решил «…присоединиться к пантеону великих ирландских героев» и «…восстановить честь семьи О’Коннор…», вырвав её из «мрака забвения». Возможно, что у юного фения и получилось бы задуманное, не забудь он зарядить пистолет. Сперва суд приговорил его к порке и году каторги, но в итоге неудавшийся террорист был отправлен в лечебницу для душевнобольных с диагнозом «идиот».

2 марта 1882 года состоялось седьмое покушение на 63-летнюю монархиню. Её попытался застрелить из револьвера бродяга — Родерик Маклин. Клошар, безусловно, имел корыстный мотив: Бог (в личной беседе) заверил его, что после смерти Виктории Маклин займёт британский королевский трон, а в виде ручательства присвоил избраннику тайное число (четыре) и особый цвет (синий, разумеется). Будущий правитель Британии поджидал королеву на железнодорожной станции Виндзор. Когда Виктория вышла из вагона, он выстрелил, но промахнулся. Толпа, как обычно, мигом скрутила нарушителя… и суд объявил его невиновным по поводу невменяемости. Правда, присудил к содержанию под стражей ради «удовольствования королевы».

Вот и все семь покушений на королеву Викторию. Надо заметить, что королева слегка обижалась на английское правосудие и сетовала на то, что правительство недостаточно серьёзно относится к подобным эксцессам. Но закон есть закон, и даже коронованные особы не в силах его поменять. По крайней мере, в Британии.

Как король спас собаку и был загрызен обезьяной

Как король спас собаку и был загрызен обезьянойКороль — опасная профессия. Немалое количество королевских особ было обезглавлено. Многих — зарезали, многих — отравили, кого-то — задушили. Эдуарда II умертвили при помощи раскалённой кочерги, засунутой в зад, а Александра Греческого (не путать с Александром Великим, который Македонский) — загрызли обезьяны.

На самом деле, его смерть была скорее героической, чем нелепой. 2 октября 1920 года он прогуливался со своей собакой (немецкой овчаркой Фрицем) по парку летнего королевского дворца Татой, в Афинах. И, вдруг, на его любимца напала макака-магот, принадлежащая управляющему королевскими виноградниками. Король был не робкого десятка и бросился на помощь своей овчарке. Но тут подоспела ещё одна макака- и во время образовавшейся свалки он был укушен в руку и в бок.

Вскоре подоспели дворцовые слуги; король и его собака были спасены от злобных обезьян. Обоим промыли и перевязали раны; но, увы, — никто не подумал о дезинфекции. У Александра началась гангрена и заражение крови; врачи не решились провести ампутацию руки; и 25 октября 1920 года король Греции скончался.

Овчарка Фриц выздоровела.