Балтиморская паровая пушка или пушка Винанса

Балтиморская паровая пушка или пушка Винанса

Балтиморская паровая пушка или пушка Винанса

В гражданской войне в США (в 1861-1865 гг.) вполне могли участвовать танковые части. Ну, или по крайней мере, подразделения самоходной артиллерии.

Началось всё в 1858 году: два изобретателя, Уильям Джослин и Чарльз С. Дикинсон, запатентовали в Огайо «центробежную пушку», которая могла приводиться в действие как вручную, так и силой пара. Дело не пошло; но через несколько месяцев Дикинсон запатентовал в Бостоне (это был его родной город) свою версию «паровой центробежной пушки». В 1860 году изобретатель раздобыл деньги на производство чудо-оружия и в феврале 1861 года орудие (ещё не готовое к использованию) было продемонстрировано бостонскому Городскому Совету. Ожидалось, что бостонская паровая пушка будет выпускать 200-250 снарядов в минуту на дальность в две мили (немного больше трех километров). Совет энтузиазма не проявил, изобретатель уже было впал в отчаяние… но в апреле месяце того же года несколько южных штатов решили выйти из состава США и началась гражданская война. Бостон (вместе со штатом Мэриленд, в котором он расположен) вынужденно принял сторону федерального правительства — в городе проживало немалое количество сторонников Конфедерации, созданной мятежными штатами. Дело дошло даже до уличных боев между горожанами и отрядом федералистской милиции из Массачусетса, который через Бостон направлялся защищать Вашингтон). Одним из приверженцев южан был Росс Винанс — механик и богатый предприниматель.

Винанса увлек проект Дикинсона. А так как занимался Винанс (в числе прочего) строительством железнодорожных локомотивов, ему быстро пришла в голову идея поставить пушку на колеса. Сперва она должна была передвигаться по рельсам, но в итоге полет изобретательской фантазии выдал «на гора» настоящего монстра.

Балтиморская паровая пушка передвигалась на колесах по земной поверхности и выстреливала (как мы уже говорили) при помощи отработанного двигателем пара 200 снарядов в минуту на расстояние в две мили. Снаряды в систему поступали из расположенного сверху магазина, причем стрелять паровая пушка могла боеприпасами любого калибра: «от пуль весом в унцию (∼28 гр.) до снарядов в 24 фунта (почти в 11 кг.)» — писала газета «Харперс Викли». Спереди система была защищена железным щитом конической формы.

Вообще, чудо-оружие собрало массу восторженных отзывов: она, мол, может заменить целую батарею обычных орудий, дешева и проста в производстве, экономит дорогостоящий порох и, вообще, «поселит ужас в сердцах врага».

Но ни открытый сторонник конфедератов Винанс, ни сочувствующий южанам Дикинсон не собирались предоставлять это чудесное оружие ненавистному федеральному правительству. И они решили отправить пушку в Харперс-Ферри — чтобы продать там Конфедерации. На телеге.

Увы! Посреди пути пушка была задержана и конфискована федералами — Массачусетскими волонтерами под командованием полковника Джонса и отправлена сперва в лагерь правительственных войск (где была испытана), а затем — обратно в Балтимор. В итоге, поколесив по стране, передаваемая из мастерской в мастерскую, она осела в Лоуэлле, Массачусетс, где и была разобрана на металлолом через несколько лет после окончания войны.

К использованию на поле боя она оказалась непригодна: кроме того, что действительность не соответствовала заявленным характеристикам (например убойную силу снаряды теряли очень задолго до отметки в две мили), её точность стрельбы и ходовые качества были, мягко говоря, совсем не на высоте.

Винанс и Дикинсон были арестованы, но провели в застенках только 48 часов — они были выпущены под обязательство не предпринимать враждебных действий против федерального правительства (каковое обязательство включало и отказ от продажи оружия южанам). Правда, шутили, что Линкольн лично приказал выпустить Винанса из тюрьмы — при условии, что тот убедит конфедератов перевести все свои оружейные заводы на выпуск паровых пушек.

Южане, правда, и сами предпринимали такие попытки. В 1862 году некий луизианец, Генри Коулинг, тоже изобрел самодвижущуюся паровую пушку. Она должна была экономить порох (дефицит которого Конфедерация к этому времени уже ощущала в немалой мере) и способствовать быстрому и победоносному окончанию конфликта. Технических данных этого чуда изобретательской мысли не сохранилось, только несколько строк из описания: «В поле эту пушку можно использовать как конную артиллерию; она пройдет сквозь строй пехоты или кавалерии и откроет своим огнем четырнадцатифутовый (ок. 4-х м.) проход в рядах врага».

Первый пароход, пересёкший Атлантику

Первый пароход, пересёкший АтлантикуПервый пароход, пересёкший Атлантику — небольшой американский парусный пакетбот «Саванна» с установленной на нём паровой машиной. Началось историческое плавание 24 мая 1819 года в Саванне, Джорджия и закончилось 20 июня того же года в Ливерпуле.

Кашу заварил 39-летний капитан Мозес Роджерс. Он командовал одним из пароходов Фултона — и полученный опыт вдохновил его настолько, что капитан убедил своих нанимателей, судовладельческую фирму Скарборо & Айзекс (Scarborough & Isaacs) купить парусник и переоборудовать его в пароход. Выбран был построенный в Нью-Йорке пакетбот «Саванна».

Это было небольшое судно водоизмещением в 320 тонн и длинной чуть более 30 метров. На нём была установлена паровая машина мощностью в 90 лошадиных сил (плюс-минус как у Daewoo Lanos). В движение «Саванну» должны были приводить расположенные по бокам корпуса гребные колеса диаметром почти в 5 метров. Запасом топлива должны били служить 75 тонн угля и 100 кубометров дров. Покупка судна, его переоборудование и отделка обошлись в 50 000 долларов.

Согласно проекту Роджерса, «Саванна» должна была возить через Атлантический океан богатых пассажиров. Для них судно имело 16 богато отделанных двухместных кают и три общих салона, украшенных коврами, зеркалами, картинами, драпировками и прочим — «…как на самых дорогих яхтах». Для матросов судно, похоже, не было настолько привлекательным — в Нью-Йорке его прозвали «паровой гроб». Попытка нанять экипаж окончилась полным провалом. Моряков пришлось везти из родного штата Роджерса, Коннектикута — там капитана хорошо знали и ему доверяли. Читать дальше

Сенатор Престон Брукс избил сенатора Чарльза Самнера

Сенатор Престон Брукс избил сенатора Чарльза Самнера22 мая 1856 года в Вашингтоне сенатор от Северной Каролины Престон Брукс избил сенатора от Массачусетса Чарльза Самнера. Брукс подошел к Самнеру в сопровождении конгрессмена из Миссисипи Вильяма Барсдейла. Он обвинил Самнера в том, что его речь, произнесенная 20 мая – это пасквиль на Северную Каролину и начал бить его тростью по голове. Когда трость сломалась, Брукс продолжал избиение обломком трости, пока его не оттащили от жертвы. Самнер получил сотрясение мозга и повреждение позвоночника. Происшествие вызвало разную реакцию на севере и на юге США. Северяне были возмущены, а южане присылали Бруксу в подарок многочисленные трости взамен сломанной. «Пускай наши представители почаще используют в Конгрессе плетку и палку (а при необходимости – нож и револьвер), и в скором времени наши южные порядки получат заслуженное уважение» — писали газеты в Алабаме.

Бой при Гонзалес

Бой при Гонзалес2 октября 1835 года, ранним утром, неподалёку от посёлка Гонзалес, техасская милиция (168 человек) под командованием избранного накануне «полковника» Джона Мура атаковала отряд мексиканских драгун капитана Франсиско Кастанеды (150 человек), прибывших для того, чтобы конфисковать у жителей Гонзалес старую пушку. Техасцам удалось подойти к мексиканскому лагерю незаметно и застигнуть драгун врасплох. Бой начался с выстрела этой самой пушки, заряженной гвоздями и прочим мелким железным ломом, за ним последовал залп из ружей, после которого мексиканцы бежали. Кастанеда потерял одного человека убитым и несколько ранеными, у техасцев потерь не было. Сразу же после боя милиция вернулась в Гонзалес. Эта стычка стала первым боевым столкновением в войне зе независимость Техаса 1935-36 гг.

Американские колонисты преследуют отряд мексиканских драгун

Американские колонисты преследуют отряд мексиканских драгун1 октября 1835 года отряд мексиканских драгун под командованием Франсиско Кастанеды, переночевав под открытым небом, отправился вдоль речки Гуадалупе — в поисках брода, для того чтобы силой конфисковать старую пушку, находящуюся в поселении Гонзалес. В тот же день, в семь часов вечера, американские колонисты сами форсировали речку и отправились преследовать отряд Кастанеды. Попутно они при помощи голосования выбрали себе командира — Джона Мура, произведя его тотчас в полковники.