Уильям Хогарт: брак à-la-mode (модный брак)

Уильям Хогарт — не совсем опрятный, полный, низенький и очень ворчливый джентльмен. Кто он? Художник и сатирик. Что он сделал? Брак à-la-mode. Шесть картин до глубины души возмутили лондонское общество. Меценаты отказывались их покупать. Ценители искусств их критиковали. Блюстители нравственности возмущались сюжетом. Высший свет не любит скандалов. Очень не любит. Но настоящий скандал был впереди. В витринах магазинов появилась серия гравюр «Брак à-la-mode». На глазах у простонародья разыгрывались сцены разврата и порока, взятые прямиком из жизни элиты.

Итак: время действия — 1743-45 годы. Место — Лондон. Тема — сатира и разоблачение пороков высшего общества.

Модный брак. Сцена первая. Подписание брачного контракта.

Модный брак. Сцена первая. Подписание брачного контракта.

Модный брак. Сцена первая. Подписание брачного контракта.

Первая гравюра из серии

Первая гравюра из серии «Модный брак» — подписание брачного контракта.

Мы присутствуем в апартаментах знатной персоны — сама персона сидит на первом плане со свитком, изображающим генеалогическое древо в руках. Если приглядеться, то можно обнаружить, что древо вырастает, так сказать, из чресел самого Вильгельма Завоевателя, герцога Нормандского. Дополнительно о знатности означенной персоны свидетельствует наличие у неё характерно-аристократической болезни — подагры. Обратили внимание на костыли и элегантно покоящуюся на специальной табуреточке ногу? Напротив нашего аристократа сидит упитанный джентльмен. На шее у него цепь шерифа Лондона, в руках — брачный контракт. Кстати, из брачного контракта следует, что мы имеем дело с лордом Скуондерфильдом и его сыном, выступающим в роли жениха — виконтом Скуондерфильдом. Сам виконт сидит в левом углу картины (соответственно в правом углу гравюры) и со скучающим видом разглядывает себя в зеркало и нюхает табак. Но вернемся к благородному лорду и почтенному коммерсанту: чем же они занимаются? Судя по количеству денег на столе — заключают какую-то сделку. Видимо, нашему коммерсанту для полного счастья не достаёт аристократического титула. Благо, хватает высокопоставленных джентльменов, столкнувшихся с затруднительным финансовым положением — видите недостроенное крыло дворца за окном? И нетерпеливо ожидающего перед окном архитектора с планом реконструкции в руках? Так что, предложив достаточную сумму, можно — по крайней мере — сделать любимую доченьку виконтессой. И все довольны… Ну или почти все — у молодого виконта перспектива марьяжа всё-таки не вызывает излишнего энтузиазма. Возможно, скованные каким-то изувером у его ног собачки — плод стимулированного нюхательной смесью изображения? В общем, перспективы не самые радужные — тем более, что стыдливо теребящая платок невеста уже во всю заигрывает с красноречивым помощником нотариуса…

Модный брак. Сцена вторая. Утро в доме молодых.

Модный брак. Сцена вторая. Утро в доме молодых.

Модный брак. Сцена вторая. Утро в доме молодых.

Вторая гравюра из серии

Вторая гравюра из серии «Модный брак» — утро в доме молодых.

Хотя назвать время действия «утром» можно лишь с большой натяжкой. И только благодаря тому, что выражение лиц героев сцены проще всего объяснить последствиями бурно проведенной ночи. На часах — 13-20, всё-таки. Новоиспеченная виконтесса, похоже, скандалит. Лучший способ защиты — нападение: устроить мужу скандал (тем более, что он сам, лопух, дал повод) намного удобнее, чем мотивировать присутствие господина с очень подозрительным беспорядком в гардеробе… Да-да, вон того, в дальней комнате, учителя музыки, — он пытается потихоньку улизнуть, но с перепугу едва не опрокинул стул. Хотя, возможно, они просто и невинно играли в карты на раздевание — карты рассыпаны в проёме, рядом с колоннами. Но вернемся к самому интересному — к скандалу. Муж, пьяный, возвращается домой в час дня, из кармана торчит дамский чепчик (сильно заинтересовавший болонку) — и весь этот разгул за папашины деньги… Ужас. Особенно для мажордома. Ему ведь придется разбираться со всеми этими неоплаченными счетами. Да и как приличному богобоязненному человеку, методисту (видите душеспасительную брошюру, торчащую у него из кармана) можно вообще находиться в этом вертепе. Гореть вам в аду, распутникам и мерзавцам!

Модный брак. Сцена третья. Визит к модному доктору.

Модный брак. Сцена третья. Визит к модному доктору.

Модный брак. Сцена третья. Визит к модному доктору.

Третья гравюра из серии

Третья гравюра из серии «Модный брак» — визит к модному доктору.

Мнение о том, что врачи — помощники смерти, родилось задолго до нашего времени. И врачи делали всё, чтобы это мнение укрепить в слабых мозгах пациентов. Обратите внимание на впечатляющий интерьер врачебного кабинета: чучело крокодила, черепа, скелеты, страшные маски, картины с изображениями болящих и уродцев, рог единорога, таинственные зелья, непонятные и пугающие инструменты… Хотя нет, назначение одного приспособления всё-же понятно: сложнейший механизм, стоящий на полу на переднем плане, предназначен для извлечения пробок из винных бутылок. Книга, раскрытая на станке, даёт понять, что доктор — француз и торгует чудодейственными пилюлями. Возможно, Хогарт намекает, что речь идет о французской болезни, то бишь сифилисе? Но по какой бы причине наш виконт не воспользовался услугами многоучёного шарлатана, качеством услуг он явно не доволен — жест тростью абсолютно лишен всяких признаков дружелюбия. Сопровождающие виконта Скуондерфильда дамы (кстати, ни одна из них не похожа на его жену… напоминают скорее сводню и молоденькую проститутку) тоже не проявляют радости. Молоденькая — плачет, а похожая на сводню зачем-то приводит в рабочее положение складной нож. Кажется, доктору придется самому есть свои пилюли. Все.

Модный брак. Сцена четвертая. Утренний туалет у графини Скуондерфильд.

Модный брак. Сцена четвертая. Утренний туалет у графини Скуондерфильд.

Модный брак. Сцена четвертая. Утренний туалет у графини Скуондерфильд.

Четвертая гравюра из серии

Четвертая гравюра из серии «Модный брак» — утренний туалет графини Скуондерфильд.

Да, именно графини, — подагрический граф преставился и теперь счастливыми обладателями титула и избытка графских корон в декоре интерьера являются бывшие виконт и виконтесса Скуондерфильд. На картине мы можем лицезреть одну из основ общественной жизни времен Хогарта — прием в честь утреннего туалета. Вот как описывает это явление историк нравов Эдуард Фукс: «…утренний туалет, или lever, дамы был провозглашен официальным часом приемов и визитов. И в самом деле, трудно было найти другой более удобный и более благоприятный для флирта повод. Неглиже представляет ту ситуацию, в которой женщина может воздействовать на чувства мужчины самым пикантным образом, а эта ситуация тогда длилась не короткое время, а ввиду сложности туалета многие и многие часы. Какая, в самом деле, богатая для женщины возможность инсценировать перед взорами друзей и ухаживателей очаровательную выставку отдельных ее прелестей! То словно случайно обнажится рука до самых подмышек, то приходится поднять юбки, чтобы привести в порядок подвязки, чулки и башмаки, то можно показать пышные плечи в их ослепительной красоте, то новым пикантным способом выставить напоказ грудь. Нет конца лакомым блюдам этого пиршества, границей здесь служит лишь большая или меньшая ловкость женщины.» Этот утренний прием отличается пышностью и изысканностью. Известнейший певец, модный кастрат Франческо Бернарди Сенезино услаждает слух присутствующих под аккомпанемент флейты. Паж достает из корзины ценные безделушки — некоторые из них весьма фривольны, фривольны и сюжеты картин, висящих на стенах. Галантную атмосферу подчеркивает лежащая на переднем плане раскрытая книжка — это «Софа» Кребильона-младшего, где многоопытный предмет мебели ведет рассказ о том, что на нем происходило (а это были не всегда приличные вещи). Весьма подходящая атмосфера, для того, чтобы договориться с уже знакомым нам по первой картине сладкоречивым представителем судейского сословия: судя по плану в его руке, доступ к высшему наслаждению любви будет предоставлен ему на свежем воздухе, в романтическом парке во время маскарада.

Модный брак. Сцена пятая. Смерть графа.

Модный брак. Сцена пятая. Смерть графа.

Модный брак. Сцена пятая. Смерть графа.

Пятая гравюра из серии

Пятая гравюра из серии «Модный брак» — смерть графа.

На этой картине перед нами разыгрывается настоящая драма. Мы видим наших героев в комнате в доме свиданий. То ли пошел дождь и романтическое свидание в парке было по техническим причинам перенесено в помещение, то ли нашим галантным любовникам в парке настолько понравилось, что они решили продолжить своё занятие в более комфортной обстановке. И всё бы было хорошо, но про разворачивающуюся интригу узнал обманутый граф. Ворвавшись к любовникам он обнажает шпагу… но, увы, похоже, граф Скуондерфильд по обыкновению пьян, а пухленький юрист (видите его оголенные ляжки в окне) брал уроки фехтования. В итоге у несчастного рогоносца пронзено сердце, «Казанова», сверкая оголенным задом, спасается бегством от констеблей через окно, а графиня в отчаянии ломает руки.

Модный брак. Сцена шестая. Смерть графини.

Модный брак. Сцена шестая. Смерть графини.

Модный брак. Сцена шестая. Смерть графини.

Шестая и последняя гравюра из серии

Шестая и последняя гравюра из серии «Модный брак» — смерть графини.

Отчаяние графини вполне объяснимо. Титул наследуется по мужской линии — так же как и имущество. Любовник совершил убийство — и согласно закону должен быть казнён через повешение. И мы видим вдову с маленькой дочерью в доме отца — богатом, но скромном, и ей не принадлежащем. Конечно же родители сделали всё, чтобы помочь любимой дочери — даже наняли врача, но… В один прекрасный день бывшая графиня видит сообщение о казни своего любовника (наконец мы узнали, что его звали Сильвертонгом) — лежащие у её ног извещение о казни и пузырёк из-под лауданума (настойки опиума) без слов рассказывают историю отравления леди Скуондерфильд.

Но Хогарт всегда остаётся сатириком — доктор, тычущий кулаком в зубы нерадивому слуге, допустившему в дом новость, ставшую причиной несчастья; бережливый отец, снимающий с пальца мертвой дочери колечко; собака, воспользовавшаяся суматохой для того, чтобы стащить человечий завтрак… Цепь случайностей, вызванных потаканием своим порокам, привела к краху, казалось бы, прекрасно задуманной и осуществленной сделки — род Скуондерфильдов пресекается; деньги, потраченные почтенным лондонским шерифом на приданное своей дочери — пропали зря, его потомки так и останутся плебеями; жених и невеста, связанные браком ради чуждых им интересов — мертвы.

Marriage à-la-mode, основанный на корыстолюбии и тщеславии, игнорирующий желания и чувства участников — оказался нежизнеспособной химерой.

Здесь можно добавить две вещи. Во-первых, сам Хогарт женился по любви, да ещё и со скандалом: ему пришлось украсть невесту из дома родителей — они были категорически против этого брака. Семейная жизнь его была долгой и счастливой.

Во-вторых гравюры Хогарта из серии «Модный брак» в большом разрешении Вы можете скачать и посмотреть здесь.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.