Адриан Браувер: гений, воспевший кабак.

Адриан Браувер… Это имя не очень известно: если в истории искусств его и упоминают — то походя, в нескольких строчках. Общепринятое мнение об этом художнике можно свести к следующему утверждению — несмотря на замечательную технику, его картины отвратительно вульгарны. Конечно, фи, у него же на картинах сплошь пьяное мужичьё…

Дерущиеся крестьяне

Не будем голословны: вот оно, пьяное, дерущееся из-за картёжной ссоры, мужичье. «Дерущиеся крестьяне», Адриан Браувер, масло, дубовая доска, между 1630 и 1640 годами.

Кто он такой? Что мы о нем знаем? Почти ничего, на самом деле — в основном догадки и предположения. Родился Адриан Браувер около 1605 года в Ауденарде, во Фландрии (сейчас это Бельгия). Его отец, по видимому, работал на производстве гобеленов. Вероятно, отец и дал Адриану первые уроки рисования. Предполагают, что он учился у кого-то из последователей Питера Брейгеля-старшего («Мужицкого») и у сына Брейгеля — тоже Питера, тоько младшего; достоверно известно, что он учился в Гарлеме у Хальса.

Читать дальше

Томас Гейнсборо, человек, ненавидевший портреты.

«Портреты мне надоели до смерти; я бы предпочел взять виолу-да-гамба и отправиться с ней в какую-то прелестную деревеньку, где я мог бы рисовать пейзажи, наслаждаясь в тишине и покое остатками дней своих. Но все эти прекрасные леди с танцами, чаепитиями, охотой на мужей etc., etc., etc., украдут у меня мои последние десять лет и — боюсь — ещё и мужей при этом не заполучат»

Это написал один из самых известных и востребованных портретистов второй половины XVIII века, получавший за портрет «прекрасной леди» 60 золотых гиней (в то время за 10 гиней можно было арендовать на год домик в деревне или пригороде, а за 40 — шикарную квартиру на тот же срок). Он был сыном ткача и звали его Томас Гейнсборо.

Томас Гейнсборо, портрет четы Эндрюс.

Портрет четы Эндрюс; холст, масло, 119.4 x 69.8 см.; ок. 1750 года.

А это одно из его творений — довольно раннее, но, тем не менее, довольно известное: портрет четы Эндрюс (Роберта и Франсис-Мари). Довольно типичный для того времени семейный портрет — избежавший, правда, псевдоантичных сооружений на заднем плане. Фигуры и лица довольно неуклюжи и никак не способствуют появлению мыслей о мастерстве портретиста. Мистер Эндрюс вернулся с охоты, лицо у него скорее скучное и слегка раздраженное. А вот выражение лица его супруги — поинтереснее и навевает мысли о назревающем семейном скандале. Из-за чего скандал?

Читать дальше